Лев Лещенко — эстрадный певец, Народный артист РСФСР

ЦИТАТЫ:
«Первый концерт у меня состоялся в школе в 9-ом или в 10-ом классе. Девочки случайно услышали, как я на весь класс напеваю что-то. Они решили меня вытащить на сцену. Причем я не хотел петь, но зал начал орать «Лева, давай!»» 

«В общем, никто не знал, как это будет. И я пришел на запись и спел песню от начала до конца. Я думал, ну, проходная песня, ну что там… И ушел, и забыл про нее. Потом Таня Анциферова пропела тоже от начала до конца, а потом ансамбль «Самоцветы» пропел. А Бабушкин Витя – режиссер – он сделал микс такой, он собрал, мой голос был немножко выделен. И так смешно было, Таня Анциферова, наверное, как шутка, ее спросили, а почему голос Лещенко? Она говорит: «На записи Лев Валерьянович отталкивал меня от микрофонов». Я, конечно, был удивлен, когда, сидя на стадионе услышал.»
«Но это молодые такие девчонки, которым лет по 30, например. Трансформировалась немножко эта история. Раньше подходили, говорили: «Дайте автограф, пожалуйста, мне». Потом стали подходить, говорить: «Вы знаете, моя мама вас так любит, вы не дадите автограф для мамы?» А сейчас подходят и говорят: «Для бабушки автограф будьте добры!»»

ИНТЕРВЬЮ:

УТРЕННЕЕ ШОУ: С добрым утром, друзья!

УТРЕННЕЕ ШОУ: С добрым утром!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ох, мы тут от радости трепещем. У нас начало сезона! Волнующий момент ведь. И сейчас особенно волнующий момент. У нас первый гость сезона, Народный артист Российской Федерации, кавалер Ордена за заслуги перед Отечеством, педагог, продюсер, певец, любимый наш Лев Лещенко! Лев Валерьянович, наше почтение, доброе утро!

Лещенко: Я все не запомнил!

(смеются)

УТРЕННЕЕ ШОУ: Я запишу, если вам понравилось.

Лещенко: Такие панегирики выдают. Мой друг Слава Добрынин обычно стесняется, он говорит: «Спасибо за правду».

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это правда, шило в мешке не утаишь. А у вас какие-то есть традиции? Вообще в принципе лично у вас есть закрытие сезона, начало сезона? Вы когда-нибудь отдыхаете?

Лещенко: У меня открыт сезон всегда. 12 месяцев в году сезон открыт. Не закрываем, я все время с завистью вспоминаю, как закрывали сезоны, скажем, в Москве в старые добрые времена. Федор Иванович Шаляпин вместе с Чеховым уезжали в Ялту на три месяца и там отдыхали. Готовились там. А сейчас недельку выкроишь…

УТРЕННЕЕ ШОУ: Хорошо, если не касаться лично ваших сезонов. А ваш, допустим, первый выход на сцену. Помните свой первый концерт?

Лещенко: Первый концерт у меня состоялся в школе в 9-ом или в 10-ом классе. Девочки случайно услышали, как я на весь класс напеваю что-то. Они решили меня вытащить на сцену. Причем я не хотел петь, но зал начал орать «Лева, давай!»

(смеются)

Лещенко: Я вышел на сцену, широко раздвинул ноги и запел: «Есть город, который я вижу во сне, о, если бы вы знали…» И я взял высоковато, чувствую, не достаю. Тогда стал петь очень низко. Я кувыркался по тональностям, потому что я в то время не понимал этого, пел по наитию. Не добрался, спел куплет и сказал: «Это все, что я могу вам показать».

УТРЕННЕЕ ШОУ: Слава богу, что вас вытащили на сцену. И слава богу, что вы до сих пор на этой сцене находитесь и доставляете нам удовольствие колоссальное. Кто не в курсе, я скажу, что со Львом Валерьяновичем связывают нас давнишние и очень хорошие дружеские отношения. И имею в виду не лично себя. Я имею в виду, конечно, радиостанцию Ретро FM. Потому что Лев Валерьянович неоднократно выступал на нашем супершоу «Легенды Ретро FM». И в этом году мы не будем отходить от традиций.

УТРЕННЕЕ ШОУ: В этом году Лев Валерьянович обязательно выступит у нас на сцене. Это будут юбилейное супершоу «Легенды Ретро FM».

Лещенко: Сколько же будет лет?

УТРЕННЕЕ ШОУ: 15!

УТРЕННЕЕ ШОУ: 14 декабря супершоу состоится во дворце спорта «Мегаспорт» в Москве. Можно уже очередь занимать. Так как вы неоднократно выходили на сцену «Олимпийского», вы помните это ощущение, когда 25-30 тысяч поют ваши песни? Как вы себя чувствуете в это время?

Лещенко: Я чувствую себя в хорошем настроении, в кураже. Потому что идет мощная энергия из зала, некая обратная связь, которая, конечно, подпитывает каждого исполнителя. Праздничное настроение, эйфория, кураж. Хочется, как у Маяковского «Хвостом помахивала. Рыжий ребенок. Пришла веселая, стала в стойло. И все ей казалось — она жеребенок, и стоило жить, и работать стоило». И я вспоминаю, как я выхожу. Я понимаю, что стоило заниматься творчеством. Собираются 30 тысяч зрителей…

УТРЕННЕЕ ШОУ: Я так понимаю, что 14 декабря в «Мегаспорте» жахните.

Лещенко: Да. Только думаю, что. Потому что опять же скажут, давай «Лайлу» пой или «Из полей доносится «Налей!»

(смеются)

Лещенко: Спасибо, что пригласили, мне очень приятно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Грядет 1 сентября, можно уже секундомер ставить. Считанные часы, практически, остались. Вы свое 1 сентября помните?

Лещенко: Да, конечно. Вы знаете, не могу сказать, что это была большая радость. Был 49-й год. Я помню, что мне какой-то парусиновый портфельчик купили. Были короткие штанишки. И я, размахивая этим портфелем, пошел в школу. Отчетливо не могу вспомнить. Это же всегда обрастает какими-то легендами. Кто-то вел меня в это время, в это время стреляли салюты. Тогда не было ни салютов, ничего. Плохенько одетые мальчишки, девчонки. Полуголодные, потому что время было послевоенное, не самое радостное. Но зато учителя были потрясающие. Я очень хорошо помню всех своих учителей. Особенно первоклашек. С первого класса уже начал петь в школьном хоре. Это было здорово. Это 368-ая школа, в Сокольниках, знаете? Второй Сокольнический, я родился там. Во втором классе мы уже каким-то парусиновым мечом играли в баскетбол. Вместо колец у нас были душки от венских стульев. Вешали их…

(смеются)

УТРЕННЕЕ ШОУ: Не хулиганили?

Лещенко: Ну, конечно, хулиганили. Самым любимым занятием было, у меня лично, лазать по школьным лестницам, на третий этаж, на четвертый.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы имеете в виду пожарную лестницу снаружи?

Лещенко: Да, меня даже прозвали потом «пожарником». Я мечтал быть пожарным, но не повезло, стал артистом.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Зато повезло всей нашей огромной стране, которая нас сейчас с удовольствием слушает. В 1960-ом году вы поступили в театральный. И сами попросились простым рабочим в Большой Театр. Было же такое дело?

Лещенко: Не совсем так. Я поступал в ГИТИС, но не поступил. Поскольку не поступил, решил, что надо понять, что такое настоящее искусство. А многие ребята, которые в театральных вузах вокальных, они шли куда-то работать в театре. Ну, чтобы поближе. И, самое удивительное, что я каждый вечер проводил там, работал я или нет, я ходил смотреть спектакли. А в это время Борис Александрович Покровский ставил «Войну и мир» Прокофьева. Это был удивительный спектакль. Поскольку я на репетициях присутствовал, когда ведут репетиции, слушал музыку, под рояль. Я, в общем, выучил оперу. Дело в том, что я год проработал в Большом Театре. А потом папа говорит: «Чего ты мучаешься дурью, поступай уже. Иди, осваивай профессию! Поступай в институт!» Я говорю: «А в какой?» Он говорит: «Что поближе». Я говорю: «Поближе у нас МАИ, но я не потяну». Тогда в геологов-разведчиков шли. И мы с моим приятелем решили поступать в геологоразведочный. Но потом я пошел все-таки в третий раз поступать. И меня приняли, но в армию забрали. Мне сказали: «Ну, приходите после армии. Мы вас возьмем». Я помню Георгия Павловича Ансимова, который набирал курсы, он был учеником Покровского Валерия Александровича. Легенды наши, оперные режиссеры. Он буквально кусочек: «Что будете петь?» Я говорю: «Арию Филиппа». – «А можно на итальянском языке?» — «Не надо!»

(смеются)

УТРЕННЕЕ ШОУ: Лев Валерьянович, как-то был разговор, вы рассказывали, что в 1980 году вы совместно с Софией Ротару для страны, для Советского Союза заработали 2 миллиона рублей. Каким образом это случилось, если учесть, что 2 миллиона рублей в советские времена – это не просто колоссальная, это сумма, которая у граждан в голове не укладывалась?

Лещенко: В то время, я думаю, такие суммы невозможно было представить. Но как это происходило? Дело в том, что мы поехали работать в пользу Олимпиады. И мы с Соней работали по стадионам. Мы сделали с ней 26 стадионов. Билеты были недорогие тогда, по 2 рубля. И нам платили по 16-20 рублей, по 25. Но со стадионами это, конечно, несравнимо.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Что, и премии никакой?

Лещенко: Премии были только в конвертах, за что мы потом пострадали очень.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы коснулись темы Олимпиады. А кто вам и как сообщил, что вы будете петь главную песню Олимпиады-80?

Лещенко: Мне позвонила Оксана Николаевна, сказала: «Левочка, ты бы мог к нам заехать?» Я заехал к ним домой, они сказали, мы еще пока не знаем, как это будет, но нам поручали начало и финал Олимпиады. Это будет песня-прощание. Я говорю: «Нет вопросов. Когда?» Говорят: «Мы не знаем, пока вопрос еще не решен». Тогда муссировался вопрос, полетит ли Миша или не полетит. В ЦК партии сказали, что медведи не летают.

(смеются)

Лещенко: Поэтому Миша вряд ли полетит. В общем, никто не знал, как это будет. И я пришел на запись и спел песню от начала до конца. Я думал, ну, проходная песня, ну что там… И ушел, и забыл про нее. Потом Таня Анциферова пропела тоже от начала до конца, а потом ансамбль «Самоцветы» пропел. А Бабушкин Витя – режиссер – он сделал микс такой, он собрал, мой голос был немножко выделен. И так смешно было, Таня Анциферова, наверное, как шутка, ее спросили, а почему голос Лещенко? Она говорит: «На записи Лев Валерьянович отталкивал меня от микрофонов». Я, конечно, был удивлен, когда, сидя на стадионе услышал.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А вас не предупредили?

Лещенко: Да нет, какой-то чувак поет, думаю, что за чувак? Потом узнал свой голос.

(смеются)

УТРЕННЕЕ ШОУ: Доброе утро! Как вас зовут?

Елена: Меня зовут Елена.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы из какого города?

Елена: Я из города Нижний Новгород.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Представляете, Елена, вы сейчас в Нижнем Новгороде самая счастливая женщина. У вас будет возможность познакомиться и поговорить со Львом Лещенко. Действуете!

Елена: Здравствуйте, Олег Валерьянович. У вас миллион поклонников. Наверняка, подходят, просят автограф. А были среди них такие, которых вы запомнили?

УТРЕННЕЕ ШОУ: Назойливые что ли, вы имеете в виду?

Елена: Ну, может быть.

Лещенко: Были и такие, что приезжали и ночевали в подъезде, например.

Елена: Даже так!

Лещенко: Да-да, были и смешные истории с поклонниками. Дело в том, что я уже на сцене около 40 с лишним лет.

УТРЕННЕЕ ШОУ: 55.

Лещенко: Да… Поэтому я иногда их не узнаю. Они «взрослеют» очень сильно.

Елена: А такие, которые ездят много лет, есть?

Лещенко: Сейчас они уже летают. Есть. Я встречаю. Мне даже иногда жалко. Я говорю: «Ну как ты добралась из Алматы? Господи, ну… Может билет тебе купить?» Или как в Нижнем Новгороде у меня есть поклонница одна…

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это знакомая ваша?

Лещенко: Ну, конечно. Но это молодые такие девчонки, которым лет по 30, например. Трансформировалась немножко эта история. Раньше подходили, говорили: «Дайте автограф, пожалуйста, мне». Потом стали подходить, говорить: «Вы знаете, моя мама вас так любит, вы не дадите автограф для мамы?» А сейчас подходят и говорят: «Для бабушки автограф будьте добры!»

УТРЕННЕЕ ШОУ: Спасибо большое за вопрос!

Елена: Спасибо большое!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Расставаться жалко, но будем жить надеждой! Мы же встретимся в этому году в этом сезоне еще раз 14 декабря во дворце спорта «Мегаспорт» на супершоу «Легенды Ретро FM». Вы же участник нашего супершоу.

Лещенко: Я с радостью буду участвовать.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А мы подпевать будем обязательно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А кто-то и подтанцовывать. Может, вы что-то такое покажете на сцене?

Лещенко: Сейчас прямо здесь в студии.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Тогда это вообще будут эксклюзивные танцы от Льва Лещенко.

Лещенко: Кто это увидит?

УТРЕННЕЕ ШОУ: Мы!

Лещенко: Хотелось бы, конечно, разнообразия. Сейчас так симпатично, ярко поговорили сегодня. Я думаю, эфир наполнен содержанием и смыслом.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вот это да! 

 

28.08.2019