Татьяна Васильева — советская и российская актриса, Народная артистка РФ

ЦИТАТЫ:
«Я люблю такие роли, там есть выхлопы и выходы. Вообще нереальный какой-то возраст. Я часто играю старух, которые становятся детьми, девушками молодыми в процессе. Здесь тоже будут такие сцены. Но тут дело ни в том, сколько ей лет, а в ее характере. Мне понравилось, это очень смешно, это очень похоже на правду. Особенно отношение ее с сыном. Ему не меньше 60-ти. Вова, которого она не отпускает от себя ни на секунду.» 

«Нет, бывает и так, что комедия и комедия, смешно и смешно. Но, даже если мне это и попадается, я всегда по Станиславскому работаю. Я ищу там что-то печальное. Обязательно, да. Трагикомедия, конечно. Я от себя много придумываю, мне пока не запрещали это делать. Я думаю, что это кстати.»
«Потому что я не пересматриваю свои фильмы. Потому что еще ни один фильм не принес какого-то удовлетворения. Так даже сказать нельзя. Я все время хочу сделать это иначе, особенно, если это старое кино. Я знаю, как бы я хотела сыграть. Ту же Дуэнью я бы смогла сыграть иначе.»

ИНТЕРВЬЮ:

УТРЕННЕЕ ШОУ: Добрейшего всем утреца, друзья!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Здравствуйте!

УТРЕННЕЕ ШОУ: У нас сегодня пятница, кстати. Первая пятница после нашего отпуска.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Дождались, тяжело было!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Как здорово, что всем мы здесь сегодня собрались. И не просто так, а решили встретить Народную артистку Российской Федерации, телеведущую, суперзвезду отечественного кино и театра Татьяна Васильеву. Татьяна Григорьевна, доброе утро!

Васильева: Доброе утро!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Рады вас видеть. Рады принимать такого гостя у нас сегодня в студии. Первую неделю после отпуска отработали, отпахали. Вам летом удается отдохнуть?

Васильева: Этим летом неожиданно для меня самой мне удалось это сделать. Причем два раза я по десять дней отдохнула.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А где, раскройте секрет.

Васильева: В Италии. Я не могу сейчас позволить себе ездить в какие-то другие места, потому что там у меня образовалось гнездо.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Свили вы сами или чье-то?

Васильева: Нет-нет, я ни в чье никогда, я даже ночевать нигде не могу оставаться. Это наше семейное гнездо.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это, конечно, хорошо. Италия — это тепло, это макароны, пицца. А вы в прекрасной форме. Как держите себя в руках в отпуске?

Васильева: Это самое простое, в чем можно себя держать. Держу, конечно. Для меня все, что связано с мукой — это вообще не еда. У меня даже глотательный рефлекс отказывает.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ни хлебушка, ничего?

Васильева: Нет-нет, ничего.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Как же жить?

Васильева: Я уже привыкла. Мне начинают все говорить, что нельзя быть такой худой, что это уже плохо.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Нет, не плохо. Не верьте!

Васильева: Но многим не нравится. Я уже от этого не откажусь, конечно. Я надеюсь, что это не заболевание у меня.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Если бы многим не нравилось, вы бы не стали Народной артисткой Российской Федерации. Народу нравится, продолжайте в том же духе!

УТРЕННЕЕ ШОУ: У вас премьера спектакля 4 сентября. Название просто замечательное: «Как Зоя гусей посла».

Васильева: Да, такое название. Очень хорошая пьеса, я ее сама выбрала и сама предложила. Мы уже на грани премьеры.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Остается уже меньше недели, получается.

Васильева: Да ладно, перестаньте! Нет еще!

(смеются)

УТРЕННЕЕ ШОУ: Волнуетесь, переживаете?

Васильева: Очень!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Давайте подробнее.

Васильева: Это очень хорошая пьеса про семью из двух человек. Есть столетняя Зоя, которую играю я, и ее сын.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А что это вы себе понабросали возраста?

Васильева: Я люблю такие роли, там есть выхлопы и выходы. Вообще нереальный какой-то возраст. Я часто играю старух, которые становятся детьми, девушками молодыми в процессе. Здесь тоже будут такие сцены. Но тут дело ни в том, сколько ей лет, а в ее характере. Мне понравилось, это очень смешно, это очень похоже на правду. Особенно отношение ее с сыном. Ему не меньше 60-ти. Вова, которого она не отпускает от себя ни на секунду.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вова это с намеком, нет?

Васильева: Нет, это не о том совсем.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ладно, отмазалась.

Васильева: Вова он хороший, большой, крупный.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Все сходится.

Васильева: У него тоже столетняя мама?

(смеются)

УТРЕННЕЕ ШОУ: Нет, я про изобретателя.

Васильева: Он для меня Вова, всегда маленький мальчик. И, наконец, у него появляется невеста, которая вынуждена нас покинуть. Мы с Вовой спим на диване…

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы там стервозная мамаша что ли?

Васильева: Нет, я просто мать. Финал у нас хороший в отличие от пьесы.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Надо идти!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы сказали, что роль достаточно смешная. А в целом вы больше любите смешить зрителя или о чем-то серьезном?

Васильева: Нет, бывает и так, что комедия и комедия, смешно и смешно. Но, даже если мне это и попадается, я всегда по Станиславскому работаю. Я ищу там что-то печальное. Обязательно, да. Трагикомедия, конечно. Я от себя много придумываю, мне пока не запрещали это делать. Я думаю, что это кстати.

УТРЕННЕЕ ШОУ: В школе вы учились не очень хорошо. И, в принципе, родители вас за это прижучили и запретили посещать любимый театральный кружок. И отправили вас к репетитору. Было же такое дело?

Васильева: По математике, по физике, по химии, по всем предметам. Бедные, они обнищали со мной совсем в конце моего обучения.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы же начали дурить голову родителям. Вы говорили, что едете к репетитору, а продолжали ходить в театральный кружок.

Васильева: Да, все было.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Я хотел спросить, а как вы решили вопрос с успеваемостью? От вас же должны были отстать родители?

Васильева: Родители шли со мной до конца. Другой вопрос в том, что от меня уже и учителя отстали, потому что это было окончательно и бесполезно. Нужно было, чтобы я ушла из школы, каким-то образом завязала с ней.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Типа, ради бога, поставьте тройки, лишь бы ее тут не было?

Васильева: Да, у меня были одни тройки.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Зато средний был не надо было вычислять.

Васильева: Нет, не надо. Когда я поступила уже в театральный, тогда мне был задан вопрос и мне было очень стыдно. Сказали, почему же до такой степени, что не было ни одной четверки?

УТРЕННЕЕ ШОУ: Как получилось так, что в нетеатральной семье вдруг появляется идея у ребенка заниматься творчеством?

Васильева: Хороший вопрос, я не уверена, что у меня есть ответ на него. Не знаю. Это уже не я, от меня этого никто уже не ждал, естественно. Я и сама не ждала. И вдруг вот это вот пришло. Я часто оставалась дома одна, мама с папой уходили. По вечерам в гости. Не часто, но уходили куда-то. Я оставалась дома одна. Я очень боялась одна оставаться дома. У нас дома было только радио больше черное, по которому объявляли во время войны… Круглое. И из него по вечерам почему-то страшная музыка играла. Я забиралась в угол на диван и слушала. В какой-то момент меня так пробило, что я слушала и мне это нравилось, и я плакала.

УТРЕННЕЕ ШОУ: От счастья?

Васильева: От всего вместе. И от страха. И я поняла, что, если я плачу уже в такой момент, значит, это, наверное, туда мне надо двигаться. Наверное, я артистка. Это было лет 13-14 мне. И попробовала потихонечку. И пришла в театр.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы говорили, что приехали в Москву из Ленинграда поступать в театральный. Причем поступили сразу в два. Подали документы во МХАТ и во ВГИК. Поступили сразу в два. Остались учиться во МХАТе. А почему именно на него пыл выбор? Что повлияло?

Васильева: Я была темная, я особенно и не знала, что такое МХАТ. Знала, что есть такой театр. Пришла, набирали студентов в Питере мхатовцы. Вгиковцы приезжали, я и к ним пришла.

УТРЕННЕЕ ШОУ: В те времена приезжали в другой город? И оттуда утягивали кадры?

Васильева: И не только в Питер, но и в разные другие крупные города приезжали и набирали себе на курс. Был такой конкурс, что страшно подумать.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы сказали, что конкурс был просто сумасшедший какой-то. И поступить и во МХАТ, и во ВГИК очень трудно. А что же вы такое показали комиссии, что вас взяли и туда, и туда?

Васильева: Такой, понимаете, парадокс. Я читала такие истории, которые никак не вяжутся с моей внешностью. Я была в три раза полнее, здоровее. Была большая такая я тетенька. И читала я почему-то детский репертуар. Рассказ Шолохова я читала, Мишка какой-то мальчишка, детскими голосами именно, басни и все такое. Но вот этот рассказ Шолохова всех удивил и изумил не потому что я так читала, а потому что это никакого отношения ко мне не имело. И потом долго со мной не знали, что делать. На всякий случай меня взяли, вдруг пригожусь. Я так думаю.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Пригодились!

Васильева: Пригодилась потом, после того, как закончила учиться.

УТРЕННЕЕ ШОУ: С утра пораньше так здорово выглядеть! Свет, учись!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Я буду учиться. Я уже смотрю и запоминаю. А вы вообще рано просыпаетесь?

Васильева: Да, очень рано. Я жаворонок. Полседьмого — это обязательно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Могли бы к нам и к 7 утра встать! Мы не знали, в следующий раз вас будем приглашать к началу.

Васильева: Приду.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Татьяна Григорьевна, после роли Суссаны в фильме «Самая обаятельная и привлекательная» к вам пришла практически всенародная слава. И ваша фраза «Не родись красивой, а родись активной» в народ ушла и стала руководством к действию для многих женщин. Я думаю, что помогла эта фраза многим. Вообще, ваш оптимизм заражает.

Васильева: Но нет ничего страшнее активной женщины.

УТРЕННЕЕ ШОУ: До поры до времени. Но хороший мужчина всегда стоп-кран найдет в нужный момент. Это же такая вещь, в хозяйстве никогда не помешает. Я про стоп-кран.

(смеются)

УТРЕННЕЕ ШОУ: Но хотел я спросить совершенно другое. Вот эти все фразы, которые реплики, которые в народ ушли. Это импровизация или это было жестко прописано сценаристом, шутки придуманы были за вас?

Васильева: Все было придумано, к сожалению, за меня. В той картине я ничего не могла от себя лично, хотя были возможности. И хотелось. Но был жесткий очень режиссер, который настраивал на точные шутки.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы говорите, что на сцене дозволяется импровизировать, а в кино совсем нет, никак?

Васильева: Смотря на кого нарвешься. В театре я этим занимаюсь постоянно и, думаю, успешно. Вдруг это рождается, и вдруг входит в спектакль очень удачно. Это одна из лучших шуток получается. Это в том случае, если ты правильно существуешь. Тогда у тебя все идет туда, куда надо. И приходят в голову такие фразы. Это самое дорогое.

УТРЕННЕЕ ШОУ: До нас из Петропавловска-Камчатского дозвонилась Евгения. Евгения, доброе утро!

Евгения: Доброго дня всем!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Евгения, у меня один единственный вопрос, что же вы не спите?

Евгения: Мы хотим тоже послушать передачу издалека!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Тогда вам и карты в руки. Знакомьтесь с Татьяной Васильевой, задавайте свой вопрос. Пользуйтесь случаем.

Евгения: Здравствуйте, Татьяна Григорьевна.

Васильева: Здравствуйте!

Евгения: Любим ваши фильмы. Какой из своих фильмов вы особенно любите пересматривать? И почему? Спасибо.

Васильева: Мне придется разочаровать Евгению.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Почему так?

Васильева: Потому что я не пересматриваю свои фильмы. Потому что еще ни один фильм не принес какого-то удовлетворения. Так даже сказать нельзя. Я все время хочу сделать это иначе, особенно, если это старое кино. Я знаю, как бы я хотела сыграть. Ту же Дуэнью я бы смогла сыграть иначе.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Дуэнья — фантастическая роль!

Васильева: Слишком молода была для этой роли. Я просто знаю сейчас, о чем идет речь и что это за женщина. Я могу сказать, за какие-то моменты в каких-то фильмах мне там стыдно. Вот, что я могу вам пообещать. Например, «Увидеть Париж и умереть», есть там одна сценка, последняя, самая трагическая. Это я вам говорю, как комедийная артистка. Потом «Попса» — тоже есть одна сценка там неплохая, тоже драматическая. Вот, собственно, и все. Евгения, извините меня, пожалуйста. Но я еще сыграю.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ваша творческая карьера профессиональная началась в Московском театре сатиры, и там у вас была дебютная роль, вам было 22 года, вы вышли в постановке «У времени в плену». И после этого авторитетные критики, газета «Правда» разгромили вас в пух и прах. И, кстати, даже руководство театра, были какие-то там негласные указания даны, чтобы вас не задействовать в главных ролях. Это правда?

Васильева: Да, правда.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А за что вас так?

УТРЕННЕЕ ШОУ: И как вообще руководство театра к этому отнеслось?

Васильева: Руководство не отреагировало. Я продолжала играть это до тех пор, пока работала в этом театре. Это была пытка страшная — играть комиссара. Во всех отношениях. Я не комиссар совсем. Это вообще не мое. Редко бывают такие роли. Но она именно первая, именно комиссара. Надо было стрелять, кричать все время, все время страшные слова какие-то произносить, не свойственные вообще человеку. Мне было трудно. Но дело не в этом. Конечно, я провалила эту роль. Это я так считаю. Но меня никто не снимал с роли. Главный режиссер меня не снимал с роли, хотя он понимал, что я выхожу за пределы принятого. Есть такой шаблон, как играть комиссара. И эта фраза: «Кто еще хочет попробовать комиссарского тела?» Нельзя сказать так по-бытовому. Ну, кто, ребят, еще хочет попробовать меня? Нельзя. Надо стрелять и орать. Короче, я все репетировала, по Садовому кольцу ходила, кричала, орала на улице. Больше негде было. В общежитии все бы слышали. А на улице шум машин перекрывал. Но дело не в этом. Когда меня вызвали в отдел кадров, некая Лилиана Михайловна, чудесная женщина… Она сыграла в моей жизни большую роль. Я ей благодарна. Она говорит: «Таня, смени фамилию». И, короче, я быстренько замуж вышла.

(смеются)

Васильева: Расписалась и взяла очень удобную, для всех подходящую фамилию Васильева.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Успокоились критики после этого?

Васильева: Да!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ну что, друзья, есть смысл копить деньги, покупать билеты, занимать лучшие места в театре!

30.08.2019